Владимир ГОРИЛЫЙ: "Лобановский сказал: "Твой потолок питания - вареничная"

parimatch.com

       Осенью 1995-го Владимиру Горилому исполнилось тридцать. А ведь для защитника с опытом игры в командах Лобановского и Кучеревского - это далеко не критический возраст. Но травма, полученная 17 апреля 1996 года в матче с ЦСКА-"Борисфен", оказалась настолько тяжелой, что больше на поле Горилый не вышел...

       - Владимир, вы родились в Запорожье, но ни разу не играли за команды этого города. Вас что-нибудь с ним связывает?
       - Нет. Когда мне было шесть лет, семья уехала в Крым, поскольку моей старшей сестре по состоянию здоровья нужно было поменять климат.
       - Большинству крымчан путевку в жизнь давал Заяев...
       - Но не мне. Меня увидел Анатолий Коньков и не побоялся в 17 лет взять в "Таврию". Анатолий Дмитриевич смотрел матч чемпионата школ олимпийского резерва, в котором я, играя опорного полузащитника, сделал хет-трик. После поединка Коньков подошел и сказал: "Молодой человек, вы завтра с нами заезжаете на базу". Так я, минуя дубль, оказался сразу в первой союзной лиге.
       - Но такой взлет в 17 лет означал одно: армия и ЦСКА.
       - К моему 18-летию уже существовала директива - отправить меня в одесский СКА, а это прямая дорога в Москву. Но Коньков тайком зачислил меня в погранвойска, откуда я приказом был переведен в киевское "Динамо".
       - Минуя казарму?
       - Десять дней в ней побыл. Но и в этот промежуток у меня обнаружили какую-то неземную болезнь и освободили от всех воинских обязанностей... А вскоре я уже поехал с дублем "Динамо" на сбор.
       - Каким выдался первый разговор с Лобановским?
       - Коротким. Валерий Васильевич сказал: "Ты приехал не деньги зарабатывать, а играть в футбол. Будешь играть, все придет". У нас до этого было небольшое недоразумение: в Симферополе я зарабатывал больше и здесь заговорил о деньгах. Хотя для "солдата" 130 рублей, которые получали в дубле, - совсем неплохо... Поначалу было тяжеловато, где-то с полгода: привык дома - постоянно сыт, обстиран. Пришлось отвыкать, жили-то в общежитии. Трудно, но весело.
       - С режимом были проблемы?
       - Все бывало. Правда, серьезных "залетов" не случалось. Всего лишь раз, когда проиграли "Спартаку" - 1:4, с горя решили посидеть в ресторане "Днепр". Лобановский отреагировал спокойно, только принес лично мне счет и сказал: "Твой потолок питания - вареничная".
       - Из "Динамо" вы ушли в "Зенит"?
       - Да, Коньков позвал. Наверное, ошибся, когда оставил "Динамо". Но Лобановский ушел, а у меня были трения с начальником команды Веремеевым. Правда, Пузач предлагал вернуться, но я пошел на принцип... Увы, в "Зените" не сложилось. Команда не приняла украинцев, которых привез Анатолий Дмитриевич. Говорили, что у нас суперусловия и тому подобное. Как только Коньков ушел, уехали и мы.
       - И вы - в "Днепр"?
       - Сначала была небольшая пауза, месяца три. Лето, Крым, первый год после свадьбы... В общем, набрал лишний вес. Когда Евгений Кучеревский пригласил, пришлось месяц приводить себя в порядок. С тех пор играл в "Днепре". Правда, на год уезжал в тель-авивский "Хапоэль", на заработки. Наш тренер Николай Павлов не одобрял, но тогда мы зарабатывали сто долларов, а в Израиле суммы были на десять порядков больше. Когда "Днепр" взял "Интер-газ", ситуация улучшилась. Одно время при Бернде Штанге все было здорово. Нас подкосил финал Кубка Украины-95, проигранный "Шахтеру". В еврокубки мы не попали, и интерес у спонсоров снизился.
       - "Днепр" был по тем временам экзотической командой: тренер - немец, футболисты - немец и бразилец...
       - Они были не лучше наших. Именно экзотика... Андреас Зассен вообще не похож на немца. Он сам говорил: "Я должен был родиться в этой стране". Простой парень, опаздывал частенько, выпить не отказывался.
       - Штанге его прощал?
       - Нет. Штрафовал, как всех. Был целый список штрафов. От мелких (по доллару за пропуск мяча между ног) до серьезных - опоздание, выход не в той форме на тренировку. Перед каждым занятием нам говорили, в какой форме быть. И если ты в белых гетрах, а все в синих - полагается штраф.
       - Помните матч, ставший последним в вашей карьере?
       - Конечно. Сломал ногу на киевском стадионе ЦСКА. Оставалось всего 20 секунд до конца матча... Арбитр Костя Панчик из Симферополя сказал мне тогда: "Гарик, если бы я знал, на две минуты раньше свистнул".
       Пытался вернуться в футбол, но был еще бытовой перелом, две операции. Нога не позволила. Травма и сейчас сказывается, из-за этого и вес набрал... После окончания карьеры мне предложили поработать в "Днепре". Потом некоторое время был в "Кривбассе" и опять вернулся.
       - Как наставник "Днепра-2" скажите: есть ли у вас еще один Ротань?
       - Я не видел Руслана в юном возрасте. Но у нас есть один парень, у которого, на мой взгляд, задатки даже лучше.
Дмитрий КОРОТКОВ, "Спорт сегодня", 22 декабря

Если вы заметили ошибку в тексте, сообщите нам, выделив ошибку и нажав CTRL-ENTER
Спасибо!

0 комментариев

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий

Новости партнеров


Интересные факты
Loading...

Новости партнеров
Загрузка...