Антология договорных матчей: 80-е

parimatch.com

СГОВОР

      Как ни парадоксально, в этом материале "криминального" жанра (лишь презумпция невиновности не позволяет обойтись без кавычек) наибольшее внимание будет уделено лучшей команде страны 80-х годов - киевскому "Динамо" и его тренеру Валерию Лобановскому.
      Деятельность этого истинного профессионала, Маэстро мирового футбола, оценивалась нашими специалистами неоднозначно. Но независимо от отношения к Лобановскому, нельзя не признать его заслуг в развитии отечественного футбола. Тренер-новатор, Лобановский первым применил видеозаписи дня анализа игры своих подопечных и изучения соперников. В организации тренировочного процесса, в постановке командной игры - он среди лучших в Европе. Команды Лобановского отличались отличным взаимодействием всех линий, мобильностью, высокой работоспособностью.
      Оппонентов раздражал его прагматизм, дифференцированный подход к матчам на своих и чужих полях (домашняя и выездная модели). Но выбор тактики - прерогатива тренера, а добиваться результата Лобановский умел.
      Впрочем, выдвигались обвинения и в тяжких грехах, к футболу как спортивной игре отношения не имеющих. Здесь ни тренеру, ни его адвокатам не позавидуешь. Отговорка: "А кто этим не занимается?" не работает С лучших спрос особый. И то, что склонность к договорам раздражала многих, объяснимо: страна желала иметь чемпиона, безупречного во всех отношениях.



ЧЕЛОВЕК С МОЗОЛЬЮ

      Поначалу несколько примеров, относящихся ко второй половине 70-х годов. На трибуне общественный обвинитель Лев Филатов.
      "Во Львове матч "Карпаты" - "Динамо" (Киев)... Счет 2:1 в пользу "Карпат"... Но, как видно, счет этот не был предусмотрен, и защитники 'Карпат" провожают динамовского бомбардира О. Блохина до своих ворот и не препятствуют ему отправить мяч в сетку. Тут вдруг судья назначает пенальти в ворота "Карпат", и заслуженный мастер спорта Л. Буряк не промахивается, нет, он бьет пенальти, как еще никто до него не бил, - свечой и в сторону, без малейшей вероятности угодить в ворота. Полюбовное 2:2.
      Откуда эта напасть? В ее основе - желание руководителей команды упростить, облегчить ей турнирный путь... О неправедности этих постановщиков лжефутбола как-то даже неудобно рассуждать всерьез. Служа (точнее, прислуживая) каждый в отдельности своей команде, такие постановщики все вместе, как медленно действующим ядом, умерщвляют футбол... Совершенно ясно, что футболист, разок-другой получивший очки ни за что, неминуемо деквалифицируется, если не в жонглировании с мячом, то в душевной готовности к борьбе".
      Немало матчей команды Лобановского сопровождалось в спортивной печати туманными или довольно прозрачными намеками на предварительный сговор.
      "Руководители ворошиловградской "Зари", видимо, были настолько уверены в "мирных намерениях" киевлян в игре с ними. что даже не испугались прогневить судью М. Мкртчяна, вынудив его ночевать перед встречей на лавке аэровокзала. Да, времена меняются ..." Игра в Ворошиловграде и в самом деле завершилась вничью - 1:1. Как и во Львове.
      В отчете о львовском матче, опубликованном в "Советском спорте", собкор газеты И. Жуховицкий упрекнул обе команды в излишней осторожности, робости и нерешительности. Тренер киевлян на послематчевой пресс-конференции оправдывался: 'Над нами. как и над 'Карпатами", довлеет необходимость бороться за очки. Для "Карпат" - это вопрос пребывания на следующий год в высшей лиге, для нас - чемпионское звание". Странно. Разговор о необходимости борьбы шел после матча, в котором борьба напрочь отсутствовала.
      Отмахиваясь от летящих со всех сторон критических стрел, Лобановский последовательно реализовал заранее намеченный стратегический курс и благополучно привел свою команду к золотому финишу. Вот только ничьих было многовато -15 (половина турнирных матчей). Причем II раз он шел на мировую за пределами Киева. Постоянные упреки в излишнем миролюбии на чужих полях вынудили Лобановского, обычно сдержанного и внешне невозмутимого, объясняться с журналистами. Суть его объяснений, изложенных на страницах "Советского спорта", сводилась к тому, что на протяжении длительного сезона у футболистов может произойти спад функционального состояния, следствием чего и является невыразительная игра в ряде матчей. Возразить вроде нечего. Однако статистика вынуждает усомниться в словах маститого тренера. Перед вами ряд цифр: 1:1,0:0,4:0, 1:1,2:0,2:0, 1:1, 1:1. Это результаты игр киевского "Динамо" на одном из турнирных отрезков. Все три победы одержаны в Киеве и сопровождались восторженными отчетами как об уровне и содержании игры, так и о состоянии футболистов. А после пяти ничьих, состоявшихся в Москве, Баку и Алма-Ате, последовали рецензии прямо противоположного свойства.
      Очевидно: если классная команда всего за сорок дней трижды испытывает резкие перепады функционального состояния, то следует усомниться и в квалификации тренера, и в организации тренировочного процесса. Лобановский, однако, специалист более чем квалифицированный, а методы его работы использовали тренеры с мировыми именами. Значит...
      Можно лишь посочувствовать человеку, которому каждый норовил наступить на больную мозоль. Но как убережешься от болезненных ощущений, если обладатель мозоли не раз подставлял ее под ноги каждого проходящего? Поэтому время от времени Лобановскому приходилось держать ответ. И не только перед журналистами.



ШАХМАТИСТАМ МОЖНО, А НАМ НЕТ?

      5 мая 1981 года в Киеве состоялась встреча лидеров. Динамовцы, возглавлявшие таблицу с 10 очками, принимали ЦСКА, отстававший на очко. 30-тысячная аудитория наблюдала унылую картину, описанную в "Футболе - Хоккее" Сергеем Сальниковым: "...матч, вопреки ожиданиям, разочаровал. Обе команды предстали инертными, не похожими на себя... Было видно, что соперники согласны действовать спустя рукава, вполсилы против обычного. Да и иных странностей, связанных с неиспользованными моментами вблизи ворот. которые изредка, но возникали (футбол - игра все-таки]), хватало...
      Из футбола, показанного по телевидению на всю страну, было выхолощено главное - подлинность страстей, которая лишь обозначалась, да и то небрежно, нехотя...
      Зрители были обмануты в своих лучших чувствах, и их реакцию легко было уловить, даже не находясь на стадионе.
      Так матч, который мог стать примером интересной борьбы, сделался примером совсем иного рода: как провести на поле полтора часа, не играя. От подобных матчей футбол и теряет свою привлекательность в глазах аудитории.
      И Аркадий Галинский упоминал об этом матче ("Столица" №24-25 за 1991 год): "Вспоминается история, которая произошла в 1981 году, когда в чемпионате страны лидировали киевское "Динамо" и ЦСКА. Перед тем как им предстояло встретиться между собою, пошла молва, что руководители этих клубов договорились разойтись вничью. Так оно и вышло. Скандал же разразился из-за того, что команды даже не пытались имитировать борьбу. А поскольку матч транслировался по телевидению, откровенность сговора возмутила влиятельных болельщиков со Старой площади. В результате Федерации футбола было поручено разобраться в происшедшем".
      О том, что происходило на президиуме Федерации, рассказал в "Футболе" (№ 28, 1994 г.) один из его участников Лев Филатов: "Оба тренера (ЦСКА тренировал Олег Базилевич. - Прим. А.В.) снисходительно и иронично давали свои объяснения, стараясь подавить членов президиума мудреной терминологией. Не получилось. Выступавшие были единодушны: "Нечего нам голову морочить "структурами" и "коалициями", был сговор, его разыграли". Неотразимый удар тренерам был нанесен Вячеславом Дмитриевичем Соловьевым, под чьим началом они играли в киевском "Динамо" и которого числили своим учителем "Попались, сфальшивили, так и нечего рыпаться'. Лобановский и Базилевич... сидели, как школьники в кабинете директора,
      В постановлении президиума говорилось, что накал борьбы в матче не соответствовал уровню подготовленности игроков и классу команд, и это не что иное. как узкий практицизм. Обоим "сценаристам' объявили, предупреждения. Вот, кстати, как можно ставить на место заговорщиков без следователей прокуратуры. Но случай тот остался, единственным".
      Рассказывая об этом заседании в другом издании, Филатов отметил довольно любопытную деталь. Выслушав обвинения, киевский тренер с детской непосредственностью обратился к судьям с вопросом, смысл которого был таков: почему шахматистам можно заключать короткие ничьи без борьбы, а футболистам нет, чем поставил присутствующих в тупик.



"ТАК НАДО БЫЛО..."

      "Как сами футболисты относились к такого рода играм? Надо сказать, что иные верили в их необходимость", - рассказывает Дэви Аркадьев в книге "футбол Лобановского".
      - Я немного провел таких игр, - как-то сказал мне заслуженный мастер спорта Виктор Колотов, - но ведь были моменты когда нам просто нужна была передышка...
      А заслуженный мастер спорта Владимир Онищенко убеждал:
      - Нельзя ведь два года подряд проводить все игры на одном дыхании. Правда, в Киеве договорных матчей не было...
      - А в других городах?
      - Были, были.
      Но, к счастью, большинство футболистов внутренне не принимали, всякого рода компромиссы,
      - Володя, интересно, с каким- чувством вы выходили на поле, когда еще до игры знали, что она обязательно должна закончиться вничью? -спросил я однажды Мунтяна.
      - Выходил с жутким настроением и. если мог, забивал специально! Бывало, меня за это ругали, "казнили", ненавидели.. но я шел всегда против.
      - А давно ли в подобных матчах вам пришлось участвовать ?
      - Только начиная с семьдесят четвертого года (с приходом Лобановского. - Прим. А. В.), а до этого, помнится, я лично в таких матчах, не играл. Заслуженный мастер спорта Евгений Рудаков: - Играть в этих встречах - это ужасно! Невозможно настроиться на игру. А как может быть иначе, когда знаешь, что если пропустишь два гола, то их обязательно отыграют, пропустишь пять - отквитают пять... Кому это все нужно? Явная дискредитация футбола!"
      И чуть дальше: "Миллионы телезрителей-болельщиков наверняка помнят эпизоды, когда заслуженные мастера спорта Блохин или Буряк, участвуя в этих выездных "спектаклях* и выполняя на последних минутах игры пенальти (при ничейном счете!), тщательно старались не забить гол в ворота хозяев поля. А после возвращения домой на недоуменные вопросы друзей, не очень-то сведущих в "футбольной кухне", только коротко бросали: "так надо было"...
      Правда, Блохин в конце 80-х высказывался в прессе на эту тему более определенно. Так, на вопрос корреспондента "Комсомольской правды" в ноябре 1987 года: "Много ли вы сыграли договорных матчей и каково ваше личное отношение к ним?" Мастер ответил: "Мое личное - отрицательное. Сколько сыграл? Не подсчитывал".
      И все же ничейной установке на игру не подчинялись порой не только отдельные футболисты (Мунтян), но и команда. Об одном таком эпизоде, случившемся в начале сезона 1985 года, рассказал Д.Аркадьев:
      'Динамовцы открыли сезон 1 марта на выезде матчем с "Днепром"... В футбольных (да и в болельщицких) кругах поговаривали о ничейке, которая вполне устроит соперников. Матч действительно оказался очень мирным и закончился предполагаемой ничьей. Следующую игру (10 марта) киевляне проводили в Одессе...
      Во время беседы опытные игроки, члены тренерского совета команды, поняли, что руководство клуба, как и в матче с "Днепром", не против ничейки в Одессе. Но на этот раз члены тренерского совета, мягко говоря, довольно настороженно отнеслись к позиции своих наставников. Кое-кто из игроков даже высказался довольно категорично: "Пусть лучше проиграем, но играть надо только боевую игру. На выигрыш! У кого же тогда выигрывать, если не у "Черноморца"?
      Но от Лобановского в ответ они услышали: "А вы берете на себя ответственность за результат?" Мнения сторон разошлись. И тогда вопрос был вынесен на собрание команды. А команда поддержала не свое руководство, а ведущих "спорщиков из тренерского совета".
      Киевляне обыграли тогда "Черноморец" без вопросов 3:0.
      "Выездные модели" в исполнении многократных чемпионов СССР, выражаясь деликатно, понимания в болельщицкой среде не находили. Привожу одно из многочисленных писем, помещенное 2 октября 1982 года на страницах "Советского спорта". Автор его - М. Зайцев из Чернигова. "Не могу скрыть своего возмущения, посмотрев по телевидению матч между харьковским "Металлистом" и киевским "Динамо" (0:0 - Прим. А.В.). Это была полная профанация футбола: команды не играли, а отбывали номер. Поэтому почти весь матч проходил под непрерывный свист, харьковских любителей футбола. Полное впечатление, что игроки заранее знали, как закончится встреча. Очень жаль. что в дни, когда еще продолжается обсуждение итогов чемпионата мира, команда, которую тренирует новый старший тренер сборной СССР В. Лобановский, преподнесла нам образ антифутбола".
      Удельный вес "странных матчей" киевского "Динамо" с украинскими командами, судя по публикациям в прессе, достаточно велик. Познакомлю вас еще и с признаниями нападающего Виталия Старухина, выступавшего за донецкий "Шахтер" с 1973 по 1981 годы. В 1990 году интервью с ним было опубликовано в майском номере журнала "Спортивные игры". Вот небольшой из него отрывок:
      - Тебе приходилось участвовать в договорных матчах?
      - Разумеется, приходилось. В бытность мою игроком, скажем, все матчи. "Шахтера" с киевским "Динамо" можно было отнести к разряду договорных.
      - Что значит "можно было"?
      - Ну в том смысле, что сами футболисты в сговоре не участвовали. За нас договаривались где-то наверху. В Киеве, как правило, кому нужнее очки, тот их и получал,
      - И как выглядела установка на проигрыш?
      - Обыкновенно. Тренер говорил открытым текстом, Кто не хотел, мог на поле не выходишь. Только оговорка распространялась не на всех. Ведущие игроки обязаны были участвовать в спектакле, чтобы зрители ничего не заподозрили".



РЕКОМЕНДАЦИИ АРБИТРА ПО ОПОЗНАНИЮ ФАЛЬШИВКИ

      У меня нет оснований не верить форварду "Шахтера" по существу. Но доля преувеличения в его заявлении имеется. К примеру в чемпиона-те-78 киевляне на своем поле уступили донецкой команде - 1:2. И матч второго круга в Донецке не мог быть договорным: обе команды бились за медали, и на финише их разделило всего одно очко.
      Судя по газетным отчетам, некоторые матчи между этими командами и после ухода Старухина из "Шахтера" проходили, пользуясь конспиративным языком чиновников, "без должной спортивной борьбы и уважительного отношения футболистов к зрителям". В частности, их встреча в Донецке в сезоне 86. Уж если сам Вячеслав Колосков признал это ("Советский спорт" от 20 февраля 1987 года), сомневаться в недоброкачественности того матча не приходится.
      Судил его москвич Юрий Савченко. Осенью 91-го я беседовал с арбитром ("футбол" №41). Коснулся, естественно, и больной темы:
      - Вам приходилось судить так называемые договорные игры?
      - Бывало такое.
      Я прошу назвать их, после чего достаю список подозрительных: матчей. Не совпал только один.
      Вам не кажется, Юрий Сергеевич, что эти игры чем-то напоминают феномен полтергейста. Барабашка вроде бы существует, причем ведет себя крайне вызывающе: бросается предметами, щиплет, дерется, хулиганит а поймать его все никак не удается. А вот вы можете назвать характерные черты футбольного барабашки?
      - Ну, это прежде всего совсем не тот накал борьбы. Грубых нарушений практически не бывает, число предупреждений в них минимальное. Забитые голы футболисты воспринимают сдержанно, "по-мужски", без обычной в таких случаях свистопляски...
      Но был у меня и такой случай. Сужу я в 1986 году в Донецке игру "Шахтера" с киевским "Динамо". Идет нормальная игра. К 80-й минуте киевляне ведут 3: 1. И вдруг в последние 10 минут стало происходить что-то непонятное. Киевская защита просто остановилась, и "Шахтер" делал в их штрафной, что хотел. Вот счет уже 2:3. Чувствую, будет еще гол. Но мяч никак не идет в ворота, хоть возможностей предостаточно. И вот минуты за полторы до конца кто-то из киевлян "дрогнул" и подрубил соперника в своей штрафной. Пенальти - гол - ничья. Иду в судейскую комнату, обуреваемый сомнениями. Развеял их... Лобановский, от которого мне часто доставалось. Радостный, улыбающийся, жмет мне руку со словами: "Вот так и надо судить". А ведь я только что на исходе матча лишил его команду победы, назначив пенальти. У меня создалось впечатление, что именно за этот пенальти он меня и благодарил. Парадокс, да и только.
      - Вот вам еще один признак: неадекватность реакции тренера на события".
      Подобного рода матчи киевляне проводили не только с украинскими командами. Если судить по сообщениям в печати, они ни разу не договаривались лишь с московским "Динамо" и "Спартаком".
      Только в 1980 году центральные спортивные издания намекнули на сговор метивших в чемпионы киевлян с ростовским СКА, московскими командами "Локомотив", "Торпедо", ЦСКА и питерским "Зенитом". Один из этих матчей инспектировал Марк Рафалов. Послушаем известного арбитра ("Футбол - ревю" №39.1996): "27 октября 1980 года московский "Локомотив" играл с киевским "Динамо". Вот цитаты из моего рапорта: "У инспектора нет ни малейшего сомнения, этот ничейный исход был заранее спланирован. Об этом говорит весь ход матча, из которого начисто были выхолощены силовая борьба и стремление бороться за победу... Игры не было, была подделка".
      Почти через год, 26 сентября 1981 года, случай вновь свел меня с киевлянами. Они играли в Ереване с "Араратом"... Вот что мне пришлось отметить в рапорте: "Сценарий отчетного матча удивительно похож на прошлогодний - "Локомотив" - "Динамо" (Киев). Счет 1:1. Первый гол забил О. Блохин. Ответный гол Выл забит незадолго до конца игры с 11 -метрового. Как и год назад, киевляне сперва преднамеренно нарушили правила, затем изображали обиду и оспаривали пенальти. В обоих случаях не было футбола".



ЧЕМПИОНАМ ДОЛЖНЫ ПЛАТИТЬ БОЛЬШЕ

      Во всех перечисленных выше случаях матчи завершились вничью. Но были и проигранные киевской командой встречи, вызвавшие возмущение пишущих и телевизионных журналистов "Футбольного обозрения". Выполнив в чемпиона-те-85 программу-максимум, киевское "Динамо" проиграло две заключительные встречи в Тбилиси и в Кутаиси с одинаковым счетом 1:2. Задолго до начала матчей их исход и в болельщицких, и в журналистских кругах сомнений не вызывал. Назывались и пикантные детали, касающиеся условий сговора. Распространяться о них в связи с отсутствием конкретных фактов не стану, но Марка Рафалова еще раз процитирую (источник тот же): "Вскоре мне довелось побывать в Кутаиси в качестве инспектора. Очень влиятельный в городе человек ознакомил меня с подробностями тайных переговоров заговорщиков. Когда в 1985 году киевлянам назвали цену за два очка. Они возмутились: "Мы. же чемпионы!" Пришлось кутаисцам повысить ставки на 30 процентов."
      На острые и даже едкие выступления печати и телевидения киевский тренер никак не отреагировал. И только спустя несколько лет 1:2 в Тбилиси и Кутаиси он объяснил "полным отсутствием спортивной мотивации".
      Человек, сверх меры заполнивший простой, доступный язык футбола научной терминологией, прятался в определенных случаях за ней как за ширмой. Порой мог и принципами поступиться.
      После ничейного матча киевлян с "Черноморцем" (3:3), беспощадно освистанного одесской публикой, Лобановский заявил корреспонденту газеты "Знамя коммунизма": "Я думаю, что зрители получили удовольствие от этого матча -открытого футбола.. ."
      Уж в чем абсолютно нельзя было заподозрить тренера киевлян, так это в стремлении потрафить зрителю. А фразу "открытый футбол", и это всем известно, воспринимал как самое страшное ругательство...
      Как жаль, что так и не нашлось мужества у незаурядного тренера признаться в том, что видели многие.
      Сокрушался по этому поводу и один из его доброжелателей Дэви Аркадьев: "Всегда в глубине души таилась надежда, что когда-нибудь мы услышим от него ну что ли раскаяние за эти "странные матчи", сыгранные командой, которую он приводил (и не единожды) к европейским вершинам'.
      И Лев Филатов: "Вот бы Валерию Лобановскому, самому авторитетному, властителю умов, взять и заявить во всеуслышание, печатно или на конференции тренеров: "Остановим, дорогие коллеги, игры по сговору, хватит срамиться!" и будет положен предел эпидемии, некуда будет деваться жулью, все мы облегченно вздохнем, и футбол пойдет на поправку. Я мечтал о таком выступлении...
      В своей книге "Бесконечный матч" Лобановский тоже отмолчался. А ведь если бы его преследовали наветы и пустые подозрения, не мог бы он остаться равнодушным, обвиняли-то в тягчайшем перед футболом преступлении!"
      Но в только что названной книге имеются такие строки: "Я отношу себя к категории- людей, которые не любят признаваться в своей неправоте, но - с годами и опытом - стараюсь после совершения ошибки поступать таким образом, чтобы окружающим не составляло труда убедиться в том, что я ошибался. Откровенность - наука трудная".
      А не содержится ли в этих фразах, пусть и в тщательно завуалированной форме, попытка сбросить с души тяжелый груз, раскаяться?



ЕСТЬ ЛИ "ДОГОВОРКИ" НА МАРСЕ?

      Ну что мы все о киевлянах, да о Лобановском. Есть сведения, что договорные матчи играли все. Ознакомлю вас с фрагментом телефонного разговора журналиста Аркадьева (записанного им на диктофон) со специалистом из штаба знаменитого тренера:
      - И все-таки в вашем родном виде спорта еще остались честные тренеры.
      - Какие? - громко прозвучало в трубке.
      - Честные, - повторил я. - Которые не покупают игры, не играют договорные матчи...
      - Где он живет такой тренер? На Марсе?
      - Нет, в Москве.
      И я назвал фамилию одного из наших известных тренеров.
      - Кто?!
      Я снова повторил ту же фамилию и добавил:
      - Он матчи не продает и не покупает: у его клуба просто нет для этого денег.
      - Дэви Аркадьевич, вы не обидитесь, если я вам скажу, что вы абсолютно наивный человек. Помните, в прошлом году команда вашего московского тренера выиграла в Донецке у "Шахтера" - 2:0? Вы сидите?
      - Да, да. И держусь за стул... я не упаду!
      - Так вот, вы - человек, который еще во что-то и верит... "Шахтеру" в прошлом году в ту пору уже нечего было терять, а команда вашего честного тренера из Москвы еще пыталась нас достать. Они приехали и говорят тренерам "Шахтера": "Надо отдать два очка!" Те заупрямились. Как же, честные ребята! А им говорят: "Хотите поехать в Марокко?"
      - Это молва или проверенный факт? спросил я.
      - Это было известно нашим ребятам уже на следующий день после матча в Донецке... Игроки: же у нас - большие "хранители" производственных и государственных тайн. А чем же им еще де литься, как не такой информацией? Я сам все это пропустил тогда мимо ушей. Но через три недели открыл газету "Советский спорт" и глазам не поверил: донецкий "Шахтер" совершает поездку по Марокко... Так что вы уж меня простите за прямоту; но вы выбрали себе в качестве эталона не очень-то подходящую фигуру - одну из самых нарицательных в нашем футболе.
      Вывод, вынесенный в заголовок, сделан, естественно, не только на основании услышанного вами диалога. В перечне договорных матчей, собранных мной на основании публикаций в СМИ и рассказов участников таких игр (среди них представители разных поколений, городов, большинство москвичей, игроки известные, поигравшие и за сборную Советского Союза), фигурировали все команды высшей лиги СССР. Один мой собеседник, чемпион СССР, названный лучшим футболистом года, сказал: "Абсолютно чистых команд не было. Договорные матчи играли все. Отличались они друг от друга лишь степенью испорченности: кто-то проводил больше договорных матчей, кто-то меньше". Он оказался не одинок в своем выводе.



"ТОВ. КОЛОСКОВУ ОБЪЯВЛЕН ВЫГОВОР"

      Ситуацию в советском футболе начала 80-х годов охарактеризовал журналист Юрий Рост в нашумевшей статье "Игра в футбол" ("Литературная газета" №4, 1983 год).
      "Футбол в свое бескомпромиссное время заимствовал терминологию у военных наук: атака, контратака, рейд, фронт, нападение, оборонительные заслоны. Теперь приходится констатировать, что игра в кожаный мяч ногами и игры вокруг нее требуют какой-то иной терминологии кризис, договоры, инфляция взаимного доверия, падение курса акций клубов и тренеров...
      Порой мне кажется, что футболисты, тренеры, судьи и футбольные администраторы, играя между собой, нет-нет, да и превращают футбол в игру с нами, сидящими (все реже) на трибунах или у экрана телевизора. Смотришь игру и думаешь: если кому-то что-то известно о том, как игра должна закончиться, скажите нам сразу! Мы не будем тогда тратить время, следя за событиями, исход которых заранее решен...
      Были открытия, были радости. Но были и загадки. Ну какой, скажите, оракул мог предсказать результаты двух последних особенно веселых туров чемпионата, когда выигрывали именно те, кому это было нужно? Абсурдной покажется любому уважающему себя предсказателю мысль, что "Черноморец" (которому в таблице ничто не угрожало) сознательно не сопротивлялся "Арарату". Что "Арарат", забив в ворота одесситов 6 голов и обеспечив себе пятое место. Не особенно напрягался в матче с динамовцами Киева, которым нужна была только победа (киевляне и выиграли 3:2). Тем временем минчане чуть ли не впервые выйдя на искусственное поле. где постоянно тренируются их соперники. разгромили московских одноклубников со счетом 7:0. вызывающим, мягко говоря, смущение у оракулов.
      Финальный матч "Спартак" - минское "Динамо", тоже 7 голов. Команда Лобановского ждала его исхода, закончив в Ереване матч на час раньше. В случае, если питомцы Бескова выигрывают, киевляне становятся чемпионами. Но "Спартак" не выиграл на своем поле. и в результате Эдуард Малафеев увел свою команду тоже с необходимой победой 4:3, опередив Лобановского на одно очко.
      Наши замечательные спортивные телекомментаторы тем не менее обсуждали эти веселые матчи со всей серьезностью, не высказав никакого удивления их результатами. Чемпионат, как всегда, закончился на мажорной ноте".
      Довольно прозрачные намеки на грани открытых обвинений никто не отверг. Более того, через пять месяцев, тщательно изучив статью, Спорткомитет СССР выразил "признательность за участие в дискуссии и деловую критику, направленную на преодоление отставания и дальнейшее развитие футбола в стране". А коллегия комитета, по всей вероятности, только из материала Юрия Роста узнавшая о творящихся в футболе безобразиях, разразилась еще и специальным постановлением "Об усилении руководства развитием футбола в стране", в котором содержались и такие строки: "За серьезные недостатки в развитии футбола,.. начальнику Управления футбола тов. Колоскову В. И. объявлен выговор".



ОБИДЕЛИ ШЕВАРДНАДЗЕ, О СГОВОРЕ НЕ ПРЕДУПРЕДИЛИ

      Славные наследники отца российской бюрократии, незабвенного Фамусова, свято чтили один из главных его постулатов: подписано - и с плеч долой! А воз с тяжким для нашего футбола бременем ни на йоту не сдвинулся с места.
      Давно догадываясь о его неподъемности, журналисты продолжали изобличать производимую на футбольных полях бракованную продукцию. Из публикаций первой половины 80-х я бы выделил отчет о матче динамовцев Тбилиси и Москвы, напечатанный в республиканской газете "Лело" (13.11.84) под заголовком "Низкопробный спектакль с псевдорежиссурой и бездарными исполнителями".
      В той игре было всего два запоминающихся момента: В конце первого тайма гол забили хозяева, в начале второго - гости. Все остальное время обе команды проверяли зрителя на стойкость. Эксперимент молено было прекратить уже к середине второго тайма. Сначала покинул правительственную ложу, не скрывая своего раздражения, первый секретарь ЦК компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе. Затем потекли к выходу и зрительские струйки, превратившиеся вскоре в бурный поток.
      В конце обзора автор писал: "Задолго до конца матча люди покидали стадион. А те, кто не сделал этого, остались для того, чтобы освистать бездарных актеров, участвовавших в бездарном спектакле".
      По словам людей осведомленных, это был не единственный "спектакль", разыгранный игроками обеих команд. Не стану по их просьбе, раскрывать ни имен (всем нам сегодня известных), ни матчей (кстати, не только ничейных). Но с довольно любопытными цифрами вас ознакомлю.
      В течение 12 лет (1974 - 1985) динамовцы Москвы и Тбилиси сыграли между собой в чемпионате 24 матча: +5== 14-5, мячи 22 - 22. Полное равенство. Цифры эти ни к каким выводам не обязывают Я могу ручаться лишь за абсолютную их достоверность.
      Что же касается статьи в "Лело", то по резкости, обличительной тональности, отсутствию обтекаемых фраз и прочих дипломатических уверток она возвышалась над всеми подобного рода публикациями доперестроечной поры.



ГЛАСНОСТЬ

      Объявленную в 85-м гласность футбольное руководство встретило не без некоторой настороженности. Возможно, чиновники от футбола жили с затаенной надеждой - вдруг отменят. Не отменили. И процесс пошел: шлюзы, через которые просачивались изобличения в нечистой игре, расширились безмерно. Заговорили все. К журналистам и их читателям присоединились футболисты, тренеры, судьи...
      Третий пункт анкеты, проведенной "Советским спортом" на исходе 1986 года, касался договорных матчей. Отвечая на вопрос, факт сговора, не вдаваясь в детали, признали Валентин Иванов и Олег Блохин, Ринат Дасаев и Александр Чивадзе, Эдуард Малофеев и Константин Бесков...
      Об играх с фиксированным результатом говорили тренеры Павел Садырин, Анатолий Бышовец, Юрий Семин. Телекомментатор Владимир Перетурин в "Футбольном обозрении" 10 декабря 1989 года заявил, что в прошедшем чемпионате в высшей лиге состоялось около четырех десятков договорных матчей.
      "Комсомольская правда" 11 марта 1989 года в материале под названием "Надоело играть в поддавки" опубликовала письмо футболистов ростовского СКА Станислава Бондарева, Эдуарда Посылаева и Александра Татарника.
      Как утверждали футболисты, на следующий день после сдачи группой "старичков" ростовского СКА- матча ворошиловградской "Заре" (1:2) состоялось собрание команды, на котором тренер армейцев Павел Гусев "... признал: да, эта игра была договорной, но все это. мол. в наших интересах. И описал примерно такую комбинацию: за "3арю" нам вернет, два очка в конце сезона никопольский "Колос", а сама "Заря" отдает нам четыре очка в будущем сезоне, если останется в первой лиге".
      Этим дело не кончилось. "А потом были проигранные матчи с соискателями путевок в высшую лигу "Гурии" мы проиграли дома вчистую - 0:3, и добрая половина игроков явно "не бежала". Ну а уж исход встречи с ЦСКА не вызывал сомнений не только у игроков, но и у опытных болельщиков - 3:4.



БАЗИЛЕВИЧ В АВТОРИТЕТЕ

      В непрерывном стоне, раздававшемся над великою нашей страной, не слышен был голос Лобановского. Тонкий дипломат, Лобановский, участвуя в анкете "Советского спорта", отвечал на первые два вопроса умно, толково, обстоятельно да так увлекся, что о договорных матчах ни слова вымолвить не успел. Места газетного не хватило.
      А его друг и соратник Олег Базилевич, с которым делил он, помимо очков, радости и горести футбольной жизни, изворачиваться не стал, на все вопросы ответил, но такое выдал! Вы только послушайте, что он сказал. "...вновь сделан намек или кивок в сторону игр, которые с чьей-то легкой руки стали называться "договорными'. Категорически заявляю, что такие попытки поднимать на страницах прессы этот вопрос выглядят неправомерными. Такие публикации сводят на нет всю нашу большую работу по пропаганде здорового образа жизни... Футбольные сделки противоречили бы всем нашим моральным принципам, и потому делать ничем не подтвержденные намеки - это вести антипропаганду футбола. У нашего футбола есть большой, годами завоеванный авторитет. И нельзя его подрывать, делить команды и тренеров на "честные" и "нечестные", компрометировать домыслами известных специалистов и. целые коллективы. ...На мой взгляд, попыткам очернить работу большого отряда советских футболистов надо дать отпор".
      И это говорил человек, которому изрядно досталось в 82-м на заседании президиума футбольной федерации за "договорку". Один из участников того заседания - Лев Филатов "дал отпор" публичному выступлению Базилевича ("Огонек" №4,1987). "Не правда ли. знакомая печально памятная фразеология? Некоторое время назад с ее помощью ставились заслоны перед справедливой критикой, лишь бы соблюсти видимость благополучия. Согласитесь, в наши дни уже странно читать сей отрывок, исполненный в духе угрожающей демагогии. И как хорошо, что он нисколько не пугает, не говоря уж о том, что не убеждает".



КАК "ФАКЕЛ" В ПЕРВОЙ ЛИГЕ ОКАЗАЛСЯ

      Лев Филатов продолжал возглавлять отделение Гринпис, серьезно озабоченное экологической обстановкой в советском футболе. Он во все времена находил возможность называть вещи своими именами. Так что перестраиваться ему не пришлось. В нашумевшей в свое время статье "О лжефутболе" ("Огонек" №44, 1986) Филатов, помимо всего прочего, разоблачил потрясающую суперсерию 6 договорных матчей в семи заключительных играх чемпионата-85. По вполне понятным причинам я не возьмусь утверждать, что этот результат являлся рекордным. "Ничьими, получившими легальное и уклончивое наименование "странных", ситуация не исчерпывается. В конце прошлого сезона развернулись события куда более вызывающие и дерзкие... После 27-го тура кутаисское "Торпедо" прочно осело на самом дне таблицы. И вдруг начало выигрывать матч за матчем. Были повержены "Динамо' (Тбилиси), "Черноморец", московское "Торпедо", "Днепр", "Металлист" ... "Динамо" (Киев)... Правда, что было особенно заметно, в середине победоносной серии произошла осечка - поражение от "Кайрата" 1:4. Тот сам отстаивал место в высшей лиге, и, естественно, поддаться не пожелал, и легко победил "грозных" кутаисцев.
      Итак, в 27 играх кутаисская команда смогла одержать всего-навсего 5 побед, а в последних семи - 6. Благодаря этому необычайному рывку "факел" был вынужден уйти в первую лигу, а "Черноморец", который сплоховал в своих расчетах, и "Нефтчи" - проводить дополнительные переходные игры...
      Тут возможно возражение: "А что, если команда под занавес сезона открыла в себе дремавшие могучие силы?" Нет, ни одна душа не поверила этому "подвигу". Он вызвал волну возмущения любителей футбола, их гневные письма публиковались на страницах газет. И снова - молчание, открытый диалог не получился. Поговаривали только, что кого-то пожурили за закрытыми дверьми...
      Как же, спрашивается, после этого доверять таблицам чемпионата, которые мы на протяжении многих лет привыкли считать документами большой точности? И не оттого ли у многих пропадает желание ходить на стадион, что там нельзя верить своим глазам?"
      Перед встречей "Днепра" с кутаисским "Торпедо" каждая из сторон имела свои интересы. Благо, они не пересекались. Вошедшему во вкус лидеру днепропетровцев Олегу Протасову, который замахнулся на всесоюзный рекорд Симоняна (34 гола за сезон) нужно было забивать. А торпедовцам, чтобы выжить, - побеждать. Обе команды покинули поле с чувством глубокого удовлетворения. Протасов два мяча забил, кутаисцы два очка получили - 4:3.



БОМБАРДИРСКИЕ СТРАСТИ

      Живописать "героические" потуги голеадоров, если честно, занятие не из приятных... В 80-е в шести чемпионатах призом "Труда" овладевали бомбардиры, у которых "второе дыхание" открывалось на последних метрах, благодаря чему они опережали лидировавших на протяжении всей дистанции конкурентов.
      За несколько туров до конца чемпионата-86 впереди спартаковец Сергей Родионов с 13 мячами. За ним расположился нападающий "Днепра" Олег Протасов , а на московского динамовца Александра Бородюка и внимания никто не обращал - в 23 предыдущих матчах он забил всего 9 мячей. И вдруг прорвало форварда. В следующих пяти турах он забил 12 (двенадцать!) мячей и стал лучшим, опередив Родионова и Протасова на 4 мяча.
      Журналисты на подобные финишные приключения реагировали как-то вяло. То ли устали повторяться, то ли осознавали бесперспективность разоблачений.
      Во весь голос заговорили они лишь раз в 85-м, когда Олег Протасов продемонстрировал обществу неисчерпаемые возможности псевдоигры, с молчаливого согласия верхов получившей в стране вид на жительство.
      Начал он сезон ни шатко ни валко и к исходу первого круга (в 16 играх) забил всего семь мячей. Затем игра у форварда пошла, посыпались и голы. В середине второго круга стало ясно - быть Протасову первым. Аппетит, как известно, приходит во время еды. Программа-минимум выполнена. Почему бы по максимуму ее не решить, смахнув застоявшийся рекорд Никиты Симоняна? А то, что в оставшихся играх 18 мячей предстояло забить, так это пустяки, дело житейское.
      И снизошло на форварда вдохновение, и заиграла золотистыми красками осень, ставшая в "творчестве" Олега Протасова "болдинской": девять раз выходил он с 31 августа по 23 ноября на поле и забил в общей сложности те самые 18 мячей. Ни больше, ни меньше.
      Счета последних матчей "Днепра" таковы: 3:3, 3:4, 4:3, 3:3. В них прослеживалась определенная закономерность: встречи с соперниками с благополучным турнирным положением завершились вничью, команде, находившейся в лагере беженцев была оказана "гуманитарная помощь". В этих четырех матчах, действуя в режиме наибольшего благоприятствования, Протасов забил 8 мячей.
      Перед последней игрой с московским "Торпедо" для решения глобальной задачи недоставало всего двух мячей. Решил он ее с легкостью необыкновенной еще в первом тайме, фантастический ре корд Симоняна, проживший 35 лет, пал насильственной смертью. Новый "рекордсмен" воздал ему должное, отметив 35-летнее его существование тридцатью пятью победными залпами.
      В "футбольном обозрении" два гола в ворота "Торпедо" демонстрировались под остроумные, едкие и недвусмысленные комментарии Александра Ширвиндта и Михаила Державина. Никакой реакции.
      Вскоре последовали возмущенные и даже оскорбительные для форварда статьи. Гробовое молчание. Наконец, выдержанный, корректный Симонян в отрывке из будущей своей книги, опубликованной в журнале "Физкультура и спорт", высказал в довольно решительный форме все, что думал по этому поводу (затем, смягчившись, Симонян гневную тираду в книгу не включил). И опять тишина, что фактически означало признание форвардом потока направленных в его адрес, выражаясь деликатно, упреков.
      Не моргнув, он преспокойно принял приз "Труда", учрежденный в стране, после чего отправился в Европу, где позировал фотокорреспондентам с "Серебряной бутсой" в руке. Будь дистанция нашего чемпионата чуть длиннее, вполне мог снять наш герой и "Золотую бутсу" с ноги самого Марко ван Бастена.
      После завершения сезона 1985 года на устном выпуске журнала "Спортивные игры" известного журналиста Александра Горбунова спросили о разнице между "Золотой" и "Серебряной" бутсами. Он остроумно ответил: "Золотой бутсой" забивали голы правые, а "Серебряной" - левые". И смех, и грех.
      Грешили в 80-е годы изрядно. Однако массовое признание греховности нашего футбола ничего не изменило и изменить не могло. Увы, раскаяния не последовало. Дорога к храму оставалась безлюдной.
"Спорт-Экспресс"
Источник: АСТРАЛ

Если вы заметили ошибку в тексте, сообщите нам, выделив ошибку и нажав CTRL-ENTER
Спасибо!

0 комментариев

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий

Новости партнеров
загрузка...


Интересные факты
Loading...

Новости партнеров