ПРО ФУТБОЛ | Украина Восточная Европа | Юрий МАКСИМОВ: "В Киеве - год за два"

Юрий МАКСИМОВ: "В Киеве - год за два"


21 августа 2005 15:54
ИЗ ДОСЬЕ "ПБ"

Юрий МАКСИМОВ
Родился 8.12.68 в Херсоне. Воспитанник местной футбольной школы (первый тренер - Сергей Веремеев).
Игровое амплуа - полузащитник.
Рост - 187 см, вес - 78 кг.
Выступал за команды "Кристалл" (Херсон), СКЧФ (Севастополь), "Таврия" (Симферополь), "Днепр" (Днепропетровск), "Динамо" (Киев), "Вердер" (Бремен, Германия), "Вальдхоф" (Маннхайм, Германия), "Ростов" (Россия), "Борисфен" (Борисполь), "Запорожье" (Металлург).
Трехкратный чемпион Украины, обладатель Кубков Украины и Германии.
В высшей лиге чемпионатов Украины провел 166 матчей, забил 48 голов; в первой немецкой бундеслиге сыграл 69 матчей, забил 9 мячей; во второй немецкой бундеслиге провел 27 игр, забил 3 гола; в российской премьер-лиге эти показатели таковы - 18 /2 гола.
За сборную Украины провел 27 матчей, забил 5 голов.
С 2 июля 2005 года - тренер "Динамо" (Минск).
Женат. Супруга Татьяна, воспитывают двоих сыновей - 13-летнего Юрия и 7-летнего Илью.


Тренера минского "Динамо" Юрия МАКСИМОВА неплохо помню еще игроком. Хотя в середине - конце 90-х за чемпионатами других стран следить было намного труднее, нежели нынче. Особенно же запали в память два матча с участием Максимова. И два забитых им гола. Первый - на уровне сборных. Осенью 96-го Украина принимала Португалию в рамках отборочного турнира чемпионата мира, и когда до окончания поединка оставалось пару минут, капитан хозяев ударом в "девятку" привел в неописуемый восторг киевский НСК "Олимпийский". И неудивительно: ведь его меткий выстрел принес "жовто-блакитным" победу - 2:1. Второй - финал Кубка Германии-99 между "Вердером" и "Баварией", когда уже в начале матча украинский легионер бременского клуба отправил мяч в сетку ворот Оливера Кана. Правда, мюнхенцы сравняли счет, но в серии пенальти первенствовали "музыканты".
Впрочем, сие - эпизоды, пускай и радостные, но всего лишь мгновения игры. Тем паче Юрий только в элитных дивизионах чемпионатов Украины, Германии и России наколотил более полусотни мячей, что для полузащитника очень неплохо. А еще в нем за версту видна порода - внушающая уважение внутренняя свобода вкупе с чувством собственного достоинства и без признаков снобизма или высокомерия. Она, как и талант, которым природа щедро одарила Максимова-футболиста, уверен, дается от рождения, от отца с матерью. Просто лучшие качества, коль они даны свыше, нужно уметь развить. Одним это удается, другим - увы, нет. Однако все в жизни стремится к равновесию: в том числе, наверное, и поэтому Максимова на протяжении спортивной карьеры преследовали травмы...


- Верно, травм было многовато, они меня замучили, - соглашается Юрий Вильевич. - Мне ломали нос, кисть, перенес ряд операций на паховых мышцах, дважды резали мениск... Короче, есть что вспомнить.

- Не веселые воспоминания, надо признать...
- Не все так мрачно. Считаю, справедливо заметил Владимир Бессонов: "Чтобы узнать футболиста, необходимо посмотреть на его ноги".

- Болячки вас замучили уже после переезда в Германию?
- Отнюдь, в киевском "Динамо" травм тоже хватало. Ведь там, как говорят, год за два идет - нагрузки такие, что не каждый игрок выдержит. Недаром в Киеве родился афоризм: попасть в "Динамо" тяжело, а уйти вообще невозможно. Если в течение года выдержал предъявляемые тренерами требования, то дальше движешься по накату - будто так и должно быть: организм привыкает ко всему. Да и динамовский коллектив в середине 90-х был замечательный. Легионеров тогда не приглашали, а белорусов Валика Белькевича и Сашу Хацкевича мы за иностранцев не считали. Помню, собирались все вместе в уголке на старой базе, резались в карты, домино, подтрунивали друг над другом. Команда подобралась что надо: недаром приглашениям из других клубов не было конца. Причем получали тогда намного меньше, нежели нынешнее поколение динамовцев. Зарплата была 1200 долларов плюс 600 премиальные. Правда, в год моего отъезда в Германию стали платить больше. Мы зарабатывали в основном за счет участия в Лиге чемпионов, куда попасть считали своим долгом и главной целью - в национальном первенстве и так без особых проблем всех обыгрывали.
Сейчас киевское "Динамо", к сожалению, не представляет собой единого целого: бразильцы, украинцы, экс-югославы держатся отдельными группами...

- А почему в ноябре 97-го вы решили уехать в "Вердер"?
- Скажу честно: когда поступило предложение из Бремена, Лобановский не намеревался меня отпускать, говорил, что нужен команде, что и в Киеве получаю приличные деньги и так далее. Я ответил: "Валерий Васильевич, мне уже исполнилось 29 лет, хотел бы поиграть за границей, в сильном чемпионате. Ведь если сейчас не уеду, то больше такой шанс мне вряд ли представится". После этого между нами будто кошка пробежала... Короче, продали меня за три с половиной миллиона марок, и, сыграв 27 ноября с "Эйндховеном" в Лиге чемпионов, 29-го вышел в составе "Вердера" против "Штутгарта".

- Как приняли местные футболисты легионера?
- В коллектив влился без проблем, в первых четырех встречах забил, отдал голевой пас. Кстати, выйдя на первую тренировку "Вердера", подумал, что играл бы здесь всю жизнь - настолько просто и даже весело было после киевских нагрузок. Но в матчах футболисты преображаются, бьются до последнего, поскольку знают: не будешь выкладываться полностью, твое место сразу займет другой.
Бременцы закончили тот чемпионат на седьмой или шестой позиции, а через Кубок Интертото попали в Кубок УЕФА. И вообще, за годы моего выступления в "Вердере", мы ни разу не "пролетали" мимо Европы. В Германии хозяева команд делают на еврокубки серьезную ставку - люди умеют считать деньги. Поскольку любая игра в Лиге чемпионов или Кубке УЕФА - не важно, на своем либо чужом поле - приносит в клубную казну за счет рекламы, продажи телевизионных прав и так далее солидную прибыль. Помню, когда благодаря моему голу мы пробились в финал Кубка Германии и завоевали тем самым право играть в еврокубках, немецкая пресса отмечала: дескать, Максимов принес "Вердеру" минимум четыре миллиона марок. Ясно, что чем выше стадия, тем больше денег.

- Но, видимо, самые радостные воспоминания о "Вердере" остались от победы в Кубке Германии.
- Это был праздник, память о котором сохранится на всю жизнь. В Бремене нас встречали тысяч тридцать действительно счастливых людей. Ни на Украине, ни тем более в Беларуси такого, к сожалению, нет... В Германии люди буквально живут футболом, приходят на стадион часа за два до начала матча. Играть в подобной атмосфере, когда на трибунах яблоку негде упасть, не скрою, очень приятно. Одно обидно: стоит команде потерпеть поражение, в газетах обязательно напечатают, что проиграли иностранцы...

- А почему расстались с "Вердером"? Не поладили с тренером?
- Характер у меня непростой: всегда говорю то, что думаю. У меня случился конфликт со спортивным директором клуба Клаусом Аллофсом - пришлось уйти во вторую бундеслигу, в "Вальдхоф"... Были варианты продолжить карьеру в одном из клубов элитного дивизиона, в частности, мной всерьез интересовалась "Ганза", но я решил: отработаю контракт до конца, тем паче его срок истекал всего через полгода.
А с тренером Томасом Шаафом у меня до сих пор хорошие отношения. Он не хотел, чтобы я покидал "Вердер". Однако в футболе решения по игрокам принимают, как правило, не тренеры, а руководство клуба...

- Вы и из "Ростова", как слышал, ушли не совсем по своей воле. Говорят, не сошлись характерами с президентом клуба Иваном Саввиди...
- Можно и так сказать. Хотя я всего лишь обозначил собственную точку зрения, что напрасно выгнали из команды главного тренера и замечательного человека Сергея Балахнина; заметил, что пройдет пару месяцев - и президент позовет его обратно. Так в конце концов и получилось. Ребята потом звонили, благодарили. Но, повторюсь, я всегда говорю то, что думаю.
На днях Саввиди вновь позвал Балахнина. Одни футболисты играют только за деньги, а другие - еще и за тренера. Разумеется, если он такой человек и специалист, за которого можно пойти и в огонь и в воду. В жизни вообще и в футболе в частности крайне важно не подводить людей. От поражений никто не застрахован, однако, если ты бился на поле, не убирал ноги, какие к тебе могут быть претензии? Не ошибается лишь тот, кто не играет.

- После "Ростова" вы вернулись на родину, отвергнув приглашение минского "Динамо". Почему зимой 2004-го самому титулованному клубу Беларуси предпочли скромный "Борисфен".
- Все просто: хотел быть ближе к дому. Были варианты с минским "Динамо", некоторыми российскими клубами, но я решил остаться на Украине и выбрал Борисполь. Благо этот город расположен в получасе езды от Киева. После "Борисфена" подписал соглашение с запорожским "Металлургом" сроком на один год, однако там поиграл всего шесть месяцев: понял, что пришла пора, как говорится, вешать бутсы на гвоздь. Хотя условия контракта были хорошими. Почему? Не все получалось. Как следствие, начинал заводиться, нервничать на поле. Кроме того, не сложились отношения с главным тренером "Металлурга" Валерием Яремченко.

- Юрий, из всех вариантов послефутбольного трудоустройства вы выбрали самый, пожалуй, неблагодарный - вступили на тренерскую стезю. При ваших связях запросто могли стать, допустим, футбольным агентом...
- У меня отсутствует необходимая жилка, чтобы быть агентом. Я не способен обмануть, одурачить кого-то - не тот у меня характер... Все, что имею, чего добился в жизни, заработал своим трудом. Да, некоторым из игроков платят хорошие деньги, но не стоит забывать: футбол - очень тяжелый хлеб. И чтобы заработать его, человеку отпущено 10-12 лет, а потом жизнь начинается чуть ли не сызнова. Если ты этого не сделал - максимум через год после завершения карьеры о тебе никто не вспомнит...

- С нынешним главным тренером "Динамо" Александром Рябоконем вы познакомились в Борисполе?
- Да. "Борисфен" небогатая команда, он пригласил, а я согласился поиграть полгода. Думаю, чем смог, тем помог. Мне понравилось работать под его началом, поскольку Рябоконь, равно как Шааф, Балахнин, умеет находить общий язык с футболистами. Субординацию соблюдать, конечно, нужно, но одновременно наставнику важно находиться с игроками практически на одном уровне. Ведь все мы - и тренеры, и футболисты - коллеги, выполняющие одну работу.

- Когда Александр Дмитриевич возглавил минское "Динамо", он сразу предложил вам стать его ассистентом?
- Я даже не ожидал. Но согласился не раздумывая: хотелось попробовать, мое ли это дело. Ясно, что вопрос о деньгах в данном случае не стоял - на бензин бы хватало. Рассчитываю набраться тренерского опыта, научить чему-нибудь пацанов. Мне пока очень интересно. Главное, чтобы был результат, и ничто не мешало нам работать.

- Думаю, вам, только полгода назад завершившему карьеру футболиста, как никому понятны мысли и чаяния игроков...
- Конечно, не с улицы же пришел. И не заканчивал исторический факультет, как многие "специалисты" на Украине, которые видели футбол лишь по телевизору и всеми правдами и неправдами стремятся пролезть в тренеры, поскольку это интересно и выгодно. Приходят историки, муж сестры, шурин, друг брата... Подобное меня, мягко говоря, коробит. Очевидно, потому что сам никогда ничего не просил, придерживался принципа: позовут - пойду.

- Не жалеете, что больше не выходите на поле? Например, ваш ровесник играющий тренер кипрского "Анортосиса" Тимур Кецбая по-прежнему в строю...
- Каждую зиму мы компанией - Олег Саленко, Юра Калитвинцев, Паша Шкапенко, Леша Герасименко плюс несколько ребят борцов - по вторникам и четвергам собираемся вместе побегать в футбол в свое удовольствие, попариться в баньке. И однажды, пару лет назад, Калитвинцев мне говорит: "Как же надо любить деньги, чтобы в 35 лет продолжать играть!" Это, конечно, шутка, но в ней изрядная доля истины...
Ну а если совсем серьезно, то, как я уже говорил, выходя на поле рядом с молодыми ребятами, начинал нервничать. Ведь у меня, 35-летнего, иное понимание футбола, нежели у 18-20-летних. Повышать же голос на партнеров по команде не хотелось. Потому и решил: пора в карьере ставить точку.

Сергей ОЛЕХНОВИЧ