Украина

Сергей ГУСЕВ: «Мечтал только о "Черноморце"»

parimatch.com

   Нападающий Сергей ГУСЕВ был одним из самых ярких воспитанников «Черноморца», раскрывшихся на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века – притом, что этот период подарил целую россыпь звезд. По объективным причинам Сергей не всю свою карьеру провел в родной команде, но в любую минуту (даже возвращаясь в Одессу в отпуск) был счастлив надеть футболку «Черноморца».

НАС ЗАСТАВЛЯТЬ ИГРАТЬ НЕ НАДО БЫЛО

- Сергей, среди людей, сделавших из вас футболисты такие специалисты, как Георгий Бурсаков и Игорь Иваненко…
- Все началось с жековских соревнований, я, кстати, победитель турнира «Кожаный мяч». Мне было лет восемь, так что точно не помню всех подробностей, но медаль у меня осталась до сих пор, и я часто ей хвастаюсь, можно сказать, что она дороже мне многих других – дело в том, что сейчас таких ни у кого нет. Собственно, именно после этого турнира меня заметили, ко мне подошел Георгий Степанович Бурсаков и позвал тренироваться в школе «Черноморца».
Среди моих ровесников, то есть ребят 1967 года рождения, было много тех, кто впоследствии добился чего-то в футбольной карьере – это Никифоров, Шматоваленко, Харьковщенко… Сначала, помню, мы тренировались в парке Горького, потому что в Отраде тогда только проходила реконструкция – сооружали знаменитую «резинку». Когда она была готова, мы перешли в Отраду и стали тренироваться на новом поле.
- Когда вы уже серьезно решили посвятить свою жизнь футболу?
- Конечно, тогда я так серьезно не задумывался об этом, не представлял, что это станет моей профессией. Просто я безумно любил футбол, мне хотелось и нравилось играть, к тому же, чем еще было заниматься мальчишке в те годы – компьютеров не было, по телевизору всего три программы, вот мы и играли во дворах летом в футбол, зимой в хоккей. Потом уже, когда осознал, что могу серьезно заниматься этим, когда мне стали говорить, что я перспективный, то стал нацеливаться на футбол, как на профессию, а сначала просто гонял мяч и получал от этого удовольствие.
- Чем вы можете объяснить, что именно в вашем поколении выросло столько футбольных личностей?
- Наверное, это объясняется нашей огромной любовью к футболу, мы постоянно ходили на стадион, а когда не могли достать билеты, то пролазили через щели в заборе, знали там каждую дырочку. Мы любили футбол и хотели этим заниматься. Сегодня жизнь поменялась, в футбол идут ради больших денег, когда слышишь суммы контрактов зарубежных, да и некоторых наших футболистов, просто не верится. А мы, когда играли в высшей лиге, стали обладателями Кубка и бронзовыми призерами, получали зарплату 100 долларов, да к тому же у нас были разные штрафы за лишний вес и тому подобное. Сейчас, получая 5-7 тысяч долларов, отношение людей изменилось. Поэтому многие родители сегодня заставляют детей идти в футбол, чтобы обеспечить им будущее, а желание самих детей не учитывается. Конечно, со временем многие отсеиваются, да и не будут много платить тому, кто не хочет играть, но все же подход уже другой.

ВЕТЕРАНЫ НЕ ОБИЖАЛИ

- Вы попали в дубль «Черноморца» уже в 1984 году…
- Да, я, по-моему, еще учился в школе, когда меня стали привлекать к матчам за дубль. В то время мы, молодежь, когда попадали на базу, смотрели огромными глазами на наших звезд – Вадика Плоскину, Васю Ищака, нам было непросто сразу попадать в компанию к таким мастерам, привыкнуть к мысли, что нужно с ними вместе играть. Тогда для меня попасть в команду, в эту внутреннюю футбольную жизнь уже было пределом мечтаний.
- Опытные игроки вас поддерживали?
- Молодых, в общем, всегда поддерживали, думаю, и сейчас так происходит. Во всяком случае, не обижали, мы не чувствовали пренебрежения. Хотя, конечно, была разница между основным составом и молодежью – мы не тренировались вместе и не очень общались, хотя так же жили на базе, обедали, ездили в автобусе. Только после того, как мы начинали играть вместе на поле, общение становилось более тесным.
- Службу в армии вы прошли в установленные сроки и пагубно на развитии карьеры это не сказалось?
- Да, тогда от армии было никуда не деться, не то, что сейчас. Приходилось служить. Сколько случаев было, когда забирали буквально насильно, кроме того, тогда была конкуренция между киевским и одесским СКА.
Когда я вернулся из юношеской сборной, то буквально через три дня пошел в армию. Не отлынивал, так как все равно этим бы закончилось. Я пошел в одесский СКА, тем более, что там уже служил Саша Никифоров. Правда, туда я попал не сразу – сначала постригся налысо, принял присягу и 40 дней служил, как положено, и только потом меня взяли в команду.
В плане развития карьеры я считаю, что армейский футбол мне очень помог. Думаю, что и сейчас ребята, которые еще не дотягивают до уровня высшей лиги, должны выступать хотя бы за команды второго дивизиона. Во-первых, это игровая практика, во-вторых, дает возможность юноше сформироваться как футболисту. В мое время футбол в низших лигах был более жесткий, атлетичный, и это была очень хорошая подготовка, эту школу обязательно нужно пройти. Если ты перспективный, тебе дадут шанс во второй лиге, позволят сыграть как минимум 10-15 матчей, будут натаскивать, а в высшей такого позволить не могут, стоит допустить пару ошибок, и уже никто не будет ставить этого молодого игрока в состав. Кроме того, во второй лиге платят деньги, не такие большие, но все-таки платят. Так что, я думаю, если не попал в основной состав, не надо опускать руки – нужно идти во вторую лигу и там работать над собой, учиться играть.

С НИКИФОРОВЫМ ПО ЖИЗНИ ВМЕСТЕ

- В СКА вы начали много забивать…
- Да, там я, можно сказать, обратил на себя внимание, а когда отслужил, меня и Сашу Никифорова, с которым мы по жизни «ходим парой», снова взяли в «Черноморец». Мой первый гол в основном составе я забил киевскому «Динамо». Мы поехали двумя командами в своеобразный круиз по Дунаю, тренировались и играли. Один из матчей с киевлянами мы проводили в Измаиле, сыграли 3:3 и именно тогда я забил свой первый гол. И хотя два года играл во второй лиге, естественно, там забивал, но мне было особенно приятно впервые отметиться голом за «Черноморец», ведь я одессит и это моя любимая команда.
- В следующем сезоне вы уже стали полноценными игроками основы.
- Да, мы стали постарше, опытней, и тренеры нам больше доверяли, ставили в основной состав. Шло у нас неплохо, хотя я забил, по-моему, всего один гол. С другой стороны, мы были очень молоды, особенно по тем меркам, всего 20 лет, да и уровень чемпионата, как мне кажется, был намного выше, чем сейчас, мастера были классные. Свой первый официальный матч я сыграл опять-таки против киевского «Динамо». Провел на поле минут 15 и, честно говоря, совершенно их не помню, настолько был взволнован от того, что играю на Республиканском стадионе при огромном количестве зрителей, да еще и против таких суперзвезд. Раньше я мог видеть их только по телевизору.
А первый официальный гол я забил московскому «Динамо». Мы играли в Одессе, проигрывали 0:1 и я после подачи с углового головой забил Уварову, сравняв счет. Так матч и закончился. Вообще тогда все команды в высшей лиге были очень сильные – «Арарат», «Динамо» (Минск), «Жальгирис» (Вильнюс), все это, можно сказать, были сборные республик, да еще и с приглашенными звездами.

ВСЕГДА ТЯНУЛО В ОДЕССУ

- Ваша карьера в «Черноморце» проходила с перерывами, чем это можно объяснить?
- Когда на место главного тренера пришел Виктор Евгеньевич Прокопенко я стал попадать в состав крайне нерегулярно. Решил, что лучше буду играть в первой лиге, чем сидеть на скамейке запасных в высшей. Все-таки шанс проявить себя у меня будет только на поле. Так оно и получилось в результате. Я перешел в «Тилигул» и стал там лучшим бомбардиром, после чего на меня опять посыпались предложения от разных клубов. Однако, несмотря на это, я снова выбрал Одессу, тянуло меня домой и я ничего не мог с этим поделать, хотя предложения были более чем заманчивые.
- Вы вернулись в «Черноморец», но уже выступающий в высшей лиге нового государства, наверное, это было не так интересно?
- Напротив, было довольно интересно, потому что команды остались еще союзные, тот же «Металлист», «Днепр», «Динамо» (Киев), то есть там играли те же ребята, которые выступали в высшей лиге чемпионата СССР. А вот уже по прошествии двух лет игроки стали тянуться на Запад, массово уехали почти все сильные футболисты и уровень футбола в Украине резко снизился.

ДЛЯ СЕБЯ МОГЛИ ПОИГРАТЬ И ВО ДВОРЕ

- Вскоре уехали и вы, но перед отъездом стали лучшим бомбардиром команды…
- Да, не только команды, но и чемпионата. Мы тогда с Леоненко соревновались. Это были удачные годы: в меня поверили в первой лиге, я раскрылся там, а когда вернулся в Одессу, мне стали доверять и в «Черноморце», и я смог проявить себя и дома. Все-таки для футболиста очень важно доверие тренера.
- Переманить лучшего бомбардира чемпионата по-прежнему пытались?
- Конечно, пытались. Еще когда я был молодым и перспективным, предложения сыпались со всех сторон. Когда я стал забивать голы, они снова начали поступать, но я не рассматривал их серьезно, потому что все мои помыслы и надежды были связаны только с «Черноморцем», это была моя любимая команда, и я мечтал играть только за нее.
Впрочем, после того сезона так получилось, что я уехал. Мы выиграли с «Черноморцем» бронзовые медали и Кубок Украины, а затем начался отток футболистов – команду покинули Кошелюк, Гришко, Шелепницкий, Юра Никифоров, то есть практически весь костяк. Уехал и я. Все-таки, здесь мы еще считались любителями, хотя на самом деле выступали профессионально, а когда знаешь, что в других странах за твою работу платят намного больше, это имеет значение. У нас уже были семьи, дети, и нужно было заботиться об их будущем, хотелось обеспечить их, пока была такая возможность. В такой ситуации любой футболист поедет зарабатывать. Чтобы получить удовольствие, мы могли и так собраться во дворе, поиграть, потом попить пиво и разъехаться по домам, а работа – это совсем другое.

ТУРЕЦКАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ БОМБАРДИРУ

- В «Трабзонспоре» вместе с Виктором Гришко вы играли недолго, возникли какие-то проблемы?
- Честно говоря, когда меня продали в Турцию, да еще и за приличные на то время деньги, я был очень удивлен, обнаружив, что в команде и так есть свои неплохие нападающие – один из них играл в сборной, а другой был лучшим бомбардиром чемпионата. Естественно, что тренер ставил их, а не меня. Я так и не понял, зачем «Трабзонспору» нужен был еще один форвард. Меня такая ситуация не устраивала. В результате было решено продать меня в «Алтай». Тогда этот клуб переживал кризис, вылетал из высшей лиги, зато не было проблем с игровой практикой. Со мной в «Алтай» приехал и Юра Шелепницкий, который тоже не удержался в Трабзоне. Не хочу сказать, что это только наша заслуга, но я стал лучшим бомбардиром команды и буквально за 5-6 игр мы вышли из зоны вылета, а по итогам чемпионата заняли 8 место. Я забивал, Юра хорошо играл в середине, и мы действительно помогли этой команде, они о таком выступлении и мечтать не могли.
- Почему же вы покинули и этот клуб?
- Турки – народ весьма своеобразный, и ужиться с ними непросто. В «Алтае», например, руководство решило последние месяцы не платить зарплату, чтобы таким образом оставить меня в команде. Предложили мне контракт на три года, чтобы я его подписал и получил то, что мне задолжали. Однако я им объяснил, что они немножко не понимают, как нужно работать с игроками. Тогда агентов у нас не было, все приходилось решать самому. Я им сказал: «Вы мне заплатите, и мы сядем, переговорим, обсудим все условия контракта». Но они на такое были не согласны, и мне ничего не оставалось, как забыть о своей зарплате и все равно уехать. Вернулся домой, и меня позвали в «Черноморец» сыграть финал Кубка. Я с радостью согласился, но турки и тут мне насолили. Я уже готовился к игре, как выяснилось, что мой контракт заканчивается через неделю после финала, и турки не разрешают мне выступать за другие команды. Мало того, что зарплату не заплатили, так еще и не дали сыграть за родной «Черноморец», который тогда во второй раз завоевал Кубок…

ИГРАЛИ КАК В БАНЕ

- Следующий виток вашей карьеры – израильский.
- Да, я выступал за «Хапоэль» из Беер-Шевы. В то время там как раз работал Виталий Шевченко, он искал нападающего, позвонил мне домой и спросил, не согласен ли я поехать в Израиль. Его клуб должен был играть в Кубке Интертото в Румынии, и Шевченко предложил мне туда подъехать. Я согласился, правда, в Румынию мне пришлось добираться своим ходом, ехал на машине до границы, а оттуда до стадиона добирался на румынском такси. В общем, ехал с приключениями, но вышел на замену минут на 20 и забил гол. В «Хапоэле» все растаяли и сразу же подписали со мной контракт.
Так я попал в Израиль, и там уже было все по-другому. Зарплату платили вовремя, с игроками были нормальные деловые отношения, не то, что в Турции. В Беер-Шеве у меня родился сын Никита, и вообще воспоминания об этой стране остались только приятные. Минусы – это, конечно, нестабильная ситуация и терроризм. Кроме того, сложно переносить царящую там жару. В Беер-Шеве она еще не так чувствовалась, так как там сухой климат, но когда мы играли в Хайфе, где кроме температуры еще и высокая влажность, уже после разминки приходилось полностью менять форму и бутсы, потому что мы были просто мокрые от пота. То же самое и в перерыве между таймами – мы должны были одевать новые комплекты формы, такое впечатление, что играли в бане.
- Из-за этого израильский футбол производит впечатление несколько медленного, нескоростного?
- Так было раньше, но не сейчас. Я думаю что мы, русские легионеры, очень серьезно подняли уровень израильского футбола. Их футболисты и тренеры многому научились у нас, ведь мы были профессионалы еще советской школы. Теперь израильские команды очень крепкие, их не так просто обыграть даже французам или немцам.
Тогда в израильских клубах было много выходцев из СНГ. В каждой команде по 2-3 человека – Кошелюк, Третьяк, Кандауров, Яремчук, Коля Кудрицкий, царствие ему небесное, и много других классных футболистов. Они учились у нас, не стеснялись спрашивать о чем-то. Перенимали опыт и других стран, так, наш тренер стажировался в «Аяксе», мы постоянно ездили на сборы в Голландию. Если бы в Израиле и жизнь была другая, без этих постоянных войн, с футболом там бы вообще проблем не было. Впрочем, и сейчас так просто ни один израильский клуб уже не обыграешь. Подтверждением моих слов служит и недавнее поражение ЦСКА в Хайфе, да и матч сборных Украины и Израиля. Если бы не пенальти, мы могли бы и проиграть.
- С общением, по сравнению с Турцией, проблем не было?
- Да и в Турции проблемы были только поначалу, а потом пришлось освоить турецкий. Когда я играл в Израиле, я и иврит подучил. Я даже шутил, что стал настоящим полиглотом – знаю турецкий, иврит, русский, украинский, да и на английском мог объясниться. Так что с общением у меня было все в порядке.

КОЛЛЕКТИВ У НАС БЫЛ КЛАССНЫЙ

- После «Хапоэля» в вашей карьере были ижевский «Газовик-Газпром», кишиневский «Зимбру»…
- В этих командах я почти не играл, приезжал на сборы, месяц выходил на поле и уезжал.
- А после этого вы приняли живейшее участие в ренессансе одесского СКА, который в то время уже был не армейским, а просто спортивным клубом…
- Да, если говорить по футбольному, то я закончил карьеру в СК «Одесса» великолепно. Хоть это была команда второй лиги, но там подобрались отличные ребята, и играли мы здорово, в Кубке Украины дошли до киевского «Динамо». Правда, получилась накладка с выплатой причитающихся денег. Но в целом я доволен этими сезонами, коллектив у нас был классный, и молодежь, и ветераны. Считаю, что это было достойное завершение карьеры. Правда, после этого еще немного выступал в кировоградской «Звезде», но это была не та команда, за которую я хотел играть, они решали какие-то свои проблемы, постоянно боролись за выживание и, хотя предлагали мне остаться, я не согласился. Там все время были какие-то собрания, передряги, меня это не устраивало, тем более, что и возраст уже был далеко не юношеский.

ИЩУ РАБОТУ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ

- Вы забили немало мячей в чемпионатах разных стран, какой гол считаете своим любимым?
- Любимых голов у меня много, но один из наиболее запомнившихся я забил в первой лиге чемпионата СССР. Тогда тираспольский «Тилигул» встречался с ростовчанами и против меня играл очень классный защитник Юрий Ковтун. Весь матч мы с ним боролись, а игра была принципиальная, так как на выезде мы сыграли 0:0 и дома был такой же счет. В конце концов, мне удалось его обыграть и забить единственный в игре мяч, который принес победу нашей команде – я пробил в девятку метров с 20, гол получился невероятно красивый и у меня до сих пор перед глазами стоит табло со счетом 1:0 в нашу пользу. И пусть это был не очень важный матч, середина чемпионата, но именно этот гол запомнился больше всего, хотя потом я и в высшей лиге много забивал, и красиво тоже, например, «Шахтеру» в падении, но тот гол – мой любимый.
- Ковтун славился жесткой игрой…
- Да, он всегда играл в очень жестком стиле, бил по ногам, не знаю, специально ли, или это у него просто манера такая. Вообще, он был одним из самых неудобных оппонентов. А так, хороших защитников на моем пути было много, и в киевском «Динамо», и в донецком «Шахтере», сложно выделить кого-то из них, да и нет смысла в этом.
- Какой сезон считаете самым лучшим для себя?
- Сложный вопрос. Сначала, когда меня стали в молодости выпускать в «Черноморце», я очень обрадовался, возомнил себя суперзвездой. Однако затем в меня перестали верить, в СКА у меня тоже особенно не получилось. Но когда перешел в «Тилигул», то доказал и себе, и всем, что действительно являюсь настоящим футболистом и могу забивать, поэтому этот сезон я назову лучшим. Он стал действительно переломным для меня, после этого мое становление как футболиста было закончено. Потом я уже не терял способности забивать, даже когда играл не нападающего, а действовал из глубины. Так что, сформировался я тогда в Тирасполе.
- Чем вы занимаетесь сейчас?
- Сейчас я хочу найти себе работу по специальности, то есть что-то, связанное с футболом. Мне и жена так сказал и я сам чувствую, что это мое. Это то, что я знаю, в чем разбираюсь, и мне не хочется заниматься ничем другим. Поэтому я все свои дела отложил и сейчас хочу попробовать себя в тренерской работе с детьми. За взрослых мне пока браться рановато, попробую свои силы с детьми, а если все получится, можно будет идти дальше. Тем более, что сейчас у меня сын тренируется в детской школе «Черноморца», я туда хожу, все вижу, знаю, и могу передать детям свой опыт
Источник: ФК"Черноморец"

Если вы заметили ошибку в тексте, сообщите нам, выделив ошибку и нажав CTRL-ENTER
Спасибо!


1 комментарий

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий
avatar
вадик

спосибо за откравение однозначно поменяю своё мнение по отношению к вам в лучшую сторону с ув родитель

Новости партнеров
загрузка...


Интересные факты
Loading...

Новости партнеров