Украина

Анатолий СУЧКОВ: "В 1961 году все поняли, что не только в Москве хорошо играют в футбол"

parimatch.com

Анатолий Сучков — один из игроков первого чемпионского состава киевского "Динамо" начала шестидесятых годов, когда все без исключения матчи команды собирали по пятьдесят тысяч зрителей на одноярусном еще тогда Центральном стадионе.

А стадион "Динамо", который вмещал двадцать пять тысяч человек, до отказа заполнялся на поединках дублеров. Именно на этом стадионе и состоялся наш разговор.

— Родился я в центре Москвы, на Кропоткинской улице, совсем недалеко од храма Христа Спасителя, разрушенного чуть раньше, в декабре 1931 года. Правда, сейчас он восстановлен. Двор дома, где я провел первые годы жизни, находилось около художественной Академии. Там работал мой дед. В этом районе семья жила до 1938 года, впоследствии мы переехали в район метро "Аэропорт". Кажется, сейчас этого аэропорта уже не существует.

— Когда вы начали играть в футбол?

— Дворовый футбол в Москве был очень популярен. В него играли все! Неподалеку от нас воздвигали здание Министерства иностранных дел. На этом строительстве использовался труд немецких военнопленных. Мы создавали свою команду из ребят 13-15 лет и играли с немцами, когда они были свободны от работы. Места на строительной площадке хватало, и мы играли полными командами: одиннадцать на одиннадцать. Среди немцев были очень искусные футболисты. Наверное, до войны где-то играли. Это было в 1947-48 годах.

— Получается, что свою международную футбольную карьеру вы начали еще до старта регулярных тренировок?

— Вообще, я начинал с лыжного спорта. Мой отец хорошо бегал на лыжах, до войны это было делом привычным. Он работал на заводе, который подчинялся МВД, а за спорт на заводе отвечало общество "Динамо". Там начал работать и я. Во время войны отец эвакуировался в Куйбышев (ныне Самара), а мы и дальше жили в Москве. Впоследствии он вернулся и научил меня хорошо бегать на лыжах. Поэтому тренироваться я начал именно в лыжной секции, но впоследствии перешел в футбол.

Первой моей недворовой командой была юношеская команда "Крылья Советов", за которую я играл на первенство Москвы. Поединки проходили на Стадионе юных пионеров, сокращенно — СЮП. Первая команда "Крылья Советов" до войны играла в классе "А" (тогдашняя высшая лига). Вместе со мной за юношеские команды выступали известные впоследствии футболисты: Борис Батанов, Виталий Арбутов, Валентин Иванов. За юношеские команды я играл до 1952 года.

— А потом оказались в Запорожье?

— У нас был наставник Владимир Георгиевич Блинков. Он когда-то играл за сборную Москвы и тренировал на СЮПе футболистов и хоккеистов. Среди его воспитанников знаменитые футболисты Артемьев, Коршунов, Нетто, хоккеисты Баулин, Иванов, Якушев и другие. Именно он порекомендовал меня Георгию Глазкову, который ехал работать тренером в Запорожье. Я провел сезон в Запорожье, жил в общежитии "Запорожстали". В памяти осталась товарищеская игра с киевским "Динамо". В том году мы очень далеко прошли в Кубке СССР, но в Москве в 1/8 финала проиграли "Спартаку".

Затем пришло время проходить военную службу. На меня был так называемый "персональный наряд": такого-то отправить туда-то. Призвали на флот, где тогда служили пять лет. Это означало, что я должен был играть за флотскую команду. Сначала приехал в Таллин, где была футбольная команда "Дом офицеров", которая играла в классе "Б". И за месяц ее перевели в Севастополь, где существовала своя команда с таким же названием. Тренером был Александр Квасников, известный в прошлом футболист. В Севастополе я жил почти четыре года. И там уже все зависело от меня.

— Каким образом?

— Федерация футбола СССР устраивала тогда конце сезона обзор лучших футболистов класса "Б", для чего создавала сборные команды региональных зон. Я попадал в сборную своей зоны и мы играли с командами класса "А", например, с тбилисским "Динамо", как это было в 1957 году. Меня увидел Николай Петрович Старостин и пригласил в московский "Спартак".

— Вы, можно сказать, вернулись домой?

— Почти. Но в "Спартаке" мне закрепиться не удалось. Конкуренция в команде была большая. В защите на моей позиции играли Николай Тищенко, Анатолий Солдатов, Юрий Седов. Да еще и во время тренировки я получил травму: в меня врезался вратарь Валентин Ивакин. Восстановление затянулось, и я потерял место в составе. За "Спартак" сыграл всего три поединка.

— И что дальше?

— Главным для меня тогда был "квартирный вопрос". В Москве, чтобы получить жилье, нужно было несколько лет играть за "Спартак". А я уже имел семью. Все решило мое знакомство с Олегом Александровичем Ошенковым. Он тренировал именно ту сборную зоны класса "Б", за которую я играл, поэтому хорошо знал мои возможности. Тогда Ошенкова как раз снова пригласили в Киев. И он взял меня в команду. За это ему очень благодарен.

Получилось, что я не только нашел свою команду, которой отдал почти сорок лет, но и стал киевлянином на всю жизнь! Пять лет подряд я выступал за "Динамо". Играл и левым, и правым защитником. Если надо было, играл персонально против Михаила Месхи, Славы Метревели, других скоростных и техничных футболистов. Обе ноги у меня были, так сказать, рабочие, а не только для передвижения.

— Как команда восприняла внезапную замену Ошенкова на Соловьева?

— Мы — игроки, и эти вопросы не в нашей компетенции. С Вячеславом Дмитриевичем постепенно вылезли со дна турнирной таблицы и закончили чемпионат на приличном седьмом месте. Команда заиграла, и я по сей день считаю, что мы были готовы выиграть и чемпионат 1960-го года, но в ключевом поединке в Киеве нелогично уступили московскому "Торпедо". Мы играли на равных с великолепной командой Виктора Маслова. Уже в следующем году их победили и стали чемпионами. Если бы не травмы, которые я получил в поединках против спартаковцев Москвы и Еревана, то вообще, наверное, не пропустил бы ни одного матча. Последнюю игру в Москве против "Локомотива" я спокойно смотрел с трибуны — мы уже были чемпионами. Соловьев несколько изменил "боевой" состав, давая возможность некоторым футболистам "наиграть на медаль".

— Чем еще памятен 1961 год?

— Радости было много. Команда выглядела очень хорошо. В воротах стоял надежный Олег Макаров. Его игра в Тбилиси, когда мы победили 1:0, — фантастическая. Непререкаемым авторитетом на поле был Юрий Войнов. Яркие личности — Каневский, Лобановский, Базилевич, Биба, Сабо — работали на команду, как и Кольцов, Серебряников, Щегольков, Ануфриенко, Щербаков, Турянчик. Кажется, никого не забыл. Ключевая игра в Москве с "Торпедо" и гол Василия Турянчика, который свел счет к ничьей и сделал нас, по сути, чемпионами — разве можно такое забыть?

— Что изменилось после 1961 года?

— Изменилось отношение к нам. Все поняли, что не только в Москве хорошо играют в футбол. Мы чувствовали это во время каждого поединка. Поэтому в 1962 −1963 годах нам трудно было повторить успех 1961-го. В следующем году в начале шли впереди, но двойное поражение в матчах в Москве отбросило нас назад, и впоследствии "Динамо" не попало даже в призеры с тем же составом игроков, заняв пятое место. 1963 оказался вообще неудачным и для команды (добыто девятое место), и для меня (получил тяжелую травму). Поиграв еще два года во львовских "Карпатах", я завершил карьеру футболиста. Дальнейшая моя судьба была много лет связана с селекционной службой "Динамо", которую я недавно оставил. Но это совсем другая история. Каждый новичок команды, который оставил след в ее истории заслуживает отдельного рассказа.

 

Валерий СТАРКОВ (журнал ФК \"Динамо\")

Если вы заметили ошибку в тексте, сообщите нам, выделив ошибку и нажав CTRL-ENTER
Спасибо!


1 комментарий

Вы должны быть зарегистрированы, чтобы оставить комментарий
avatar
Дэн

Спасибо за интервью отец...

Новости партнеров


Интересные факты
Loading...

Новости партнеров
Загрузка...